Как горела «Мещерская сторона» и задыхалась Москва

Пожары в Подмосковье и России 2010

В памяти наших современников еще свежи воспоминания о горячем июле-августе 2010 года, когда горели торфяные болота и леса Подмосковья.

Задымленная Красная площадь, задымленные улицы Москвы, лица москвичей с поникшими взглядами, на половину скрытые масками, звуки сирен «Скорой помощи» – такие видеокадры транслировались на весь мир. В далеких от Москвы иностранных государствах люди с открытыми ртами застывали возле уличных мониторов и экранов собственных телевизоров.

Как же они выживают, эти русские? – задавались вопросами обыватели на Западе.
Русские не только выживали, но и интенсивно боролись с огнем, спасая уникальные леса в Мещерском заказнике, красоту и неповторимость которых еще воспевал писатель, лауреат Нобелевской премии Константин Паустовский.

Причинами сильных пожаров в России и в Подмосковье летом 2010 года стала сильная жара и засуха. Дождей тем летом ожидала вся страна, но синоптики ничем не радовали россиян.

На тушение пожаров была брошена практически вся пожарная техника и личный состав МЧС Подмосковья. Горящие леса тушили с воздуха и на земле. На помощь профессионалам пришли добровольцы. Их палаточные лагеря и подручная техника размещались возле водоемов и в деревнях, расположенных рядом с горящими лесами.

Москва задыхалась от дыма, копоти и гари исходившей от тлеющего торфа, тушение которого затрудняли многие природные факторы. На торфяных болотах есть постоянная угроза оседания грунта под тяжеловесной пожарной техникой. Существует риск проваливания людей и машин под землю. Чтобы локализовать подземный пожар необходимо окапывать очаг возгорания широкими и глубокими канавами. Ширина должна быть до одного метра, а глубина на каждом отдельно взятом торфянике – до водоносных слоев торфа.

В те трагические для столицы дни сотни москвичей умирали на улицах от удушья, сердечно-сосудистых заболеваний и заболеваний дыхательных путей. На общем фоне летальных исходов, как свидетельствует департамент здравоохранения, 60% смертей пришлось на пожилых людей. Задымленная атмосфера и неистовая жара уносили человеческие жизни.

Возмутительным образом повел себя главный градоначальник Москвы господин Юрий Лужков. Пока его службы боролись с чудовищным природным катаклизмом, мэр спасал своих пчел. Впрочем, сейчас, когда раскрыты его чудовищные злоупотребления властью и служебным положением, действия Лужкова вполне объяснимы.

Природные пожары – одна из страшнейших катастроф. Если наводнение, цунами, землетрясение дают людям, оказавшимся поблизости их эпицентров, пусть и малую надежду на спасение, то пожар совсем отвергает ее. Высокая температура огня, угарные газы, задымление уничтожают живые организмы.

Летом 2010 года огнем было охвачено около 200 га леса: в центральной России, в Дагестане и Поволжье.

Вместе с лесопосадками сгорали хутора и деревни. Сильный ветер, сопровождавший пожары, уносил раскаленные искры на многие километры, где загорались новые лесные массивы.

29 июля, например, в нескольких деревнях в Рязанской области, не выдержав высокой температуры, взорвались масляные трансформаторы, а сильный ветер, раздув пламя, превратил его в огненный смерч.

Если бы не добровольцы, без чьей-либо команды, а по зову сердца, поднявшиеся на борьбу с огненной стихией, последствия лесных пожаров и пожаров на торфяных болотах были бы более ужасающими.

Случается, люди часто становятся виновниками возникших пожаров, но противостоять силе огня, ветра, воды и последствиям их разрушительного действия способен только человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *